Список статей
  • В.Дынников. " О себе"
  • Синий цвет ВИКТОРА ДЫННИКОВА
  • НЕЗДЕШНИЙ ДЫННИКОВ
  • КАТАЛОГ ХУДОЖНИКА БОЛЬШОГО СТИЛЯ В. ДЫННИКОВА
  • Страницы из каталога
  • В. Басманов о творчестве Виктора Дынникова
  • Притча о Художнике
  •       



    В.Дынников. "О себе"

        Уральск - город в котором я родился в 1939 году, географический центр России между Азией и Европой. У отца-офицера, убитого в 1942 году под Сталинградом, было еще трое сыновей: мой брат-близнец Валерий, а также старший Роберт и младший Олег. Вся жизнь мамы - воспитание детей в детском саду. Детство было тяжелое, как и у всех, кто рос в трудное послевоенное время. Рисовал я тогда все - природу, людей, животных, чем мог и на чем мог. Окончив школу, стал отчаянно искать в Уральске студию-мастерскую. При Доме учителя возникла такая студия, но для взрослых. Руководил ею Николай Николаевич Культюшнов, разносторонне одаренный человек - музыкант, художник, хореограф. Благодаря этой студии, я оказался подготовленным для поступления в 1961 году после школы и службы в армии на художественно-графический факультет Краснодарского пединститута.

        Уже на втором курсе я понял, что худ-граф дает мало знаний и умений. В 1964 году уехал в Ленинград, поступил в Академию художеств и закончил ее в 1970 году. Приехал с семьей во Владимир. Начались годы испытаний на прочность. Не было жилья, нужна была мастерская ... Нужны были ясность и смысл личной творческой работы. Хочу сказать, что мои поиски и поиски моих товарищей приветствовались далеко не всеми. Поисковое творчество не вписывалось в жизнерадостную систему того, что называется владимирской школой пейзажной живописи. Несмотря ни на что меня в 1977 году приняли в члены Союза Художников России.

        В 1985 - 1989 года прошли мои персональные выставки. Выставка 1989 года вызвала жесткое противодействие идеологической администрации обкома партии области и части правления ВОСХ. "Нет положительного героя на выставке - бытовизм прет!" Правление ВОСХ голосовало: выставке 1989 года - быть.

        Играть свою игру в жизни - значит бескомпромиссно выражать себя, искать правду и не приспосабливаться ни к чему и ни к кому. Чудо сотворения пластического мира - главное. Именно с художником-творцом связано чудо создания, а не с копированием уже сотворенного до него.

        Любой рисунок для меня - это отображение духовной деятельности. Любая живописная работа - это мысль, выраженная в цвете. И мысль эта должна быть обязательно живой, царапающей, как с позиции пластической идеи, так и с позиции материала, равнодушное успокоенное сознание.

        Впечатления от мира получат должную визуальную форму, лишь если они внедрились в субъективные и нервные стороны личности художника, глубоко пережиты им как человеком своего времени. Излишнее теоретизирование выхолащивает непосредственный контакт с природой, ее красками, цветом и светом. Живая работа художника, которая требуется поступательным процессом жизни, должна быть решена ясно: о главном и нужном, без мелочей - самое типическое, самое человеческое.


    наверх




    Синий цвет ВИКТОРА ДЫННИКОВА

    В галерее "М" открылась очередная выставка - три десятка этюдов разных лет (начиная с 70-х прошлого столетия) члена Союза художников СССР Виктора Дынникова.

        В мастерской художника, обладающего потрясающей работоспособностью, хранится более тысячи работ, большинство из которых неизвестны даже его друзьям и близким. "Я хранитель древностей", - утверждает мастер, похожий на цыгана с поседевшими кудрями до плеч, обутый в валенки с калошами. И действительно, созданный им мир образов (это и портреты, и пейзажи, и натюрморты) вместил целую эпоху. В его коллекции есть портрет юного гимнаста Н.Андрианова, несколько портретов Петра Дика ("Да разве я мог предположить, что это станет историей? Он меня рисовал - я его рисовал...").

        Женские портреты Дынникова - это наблюдение художника за изумлением смотрящихся в зеркало взрослеющих девушек: "Вот я теперь какая!". Девушки кокетничающие, надувающие губки, строящие глазки-ученицы художественной школы, а потом студентки строительного колледжа, где преподает В.Дынников, и он учит их понимать мир цветной, потаенный, меняющийся во временах года и в настроении людей. Девушки на его этюдах похожи на яркие цветы. У мужчин он подчеркивает иные достоинства, и рыцарство его "Рыцаря" не во внешности, а в силе духа. Работы Дынникова резко узнаваемы. У него свои, отличные от палитры других мастеров, цвета - дынниковский синий, дынниковский сиреневый. И в этом собственном цвете развивается драматургия довоображенных в пластике пейзажей. Через слой краски, где мазок то чуть плотнее, то чуть прозрачнее, просматривается "нечто" - может быть, сюжет, может быть, путешествие. По окончании ленинградской "Репинки" - а до этого В.Дынников отучился на худграфе Краснодарского педагогического института - он приехал во Владимир "принцем Датским" (так его называли некоторые знакомые). И, соблюдая правила игры знаменитой владимирской школы, все сорок лет противостоял мощнейшему влиянию ее трех китов - Юкина, Бритова и Кокурина. Его кредо было упрямое "А что я сам могу?". Впрочем, у Виктора Павловича есть и более простое объяснение собственной индивидуальности: "Я нездешний, я уникальный географически, поскольку родился между Азией и Европой". Пожалуй, в этом что-то есть.

    К.МАРТОВА


    наверх




    НЕЗДЕШНИЙ ДЫННИКОВ

        Во владимирском Центре изобразительного искусства открылась юбилейная персональная выставка живописи Виктора Дынникова. На днях ему исполнилось 65 лет.

        17 ноября 2004
    Рисовать он начал с тех нор, как себя помнит. По окончании Репинского института, в 1969 году, он решил приехать трудиться и жить во Владимир - по словам Виктора Павловича, "в Божий уголок, насквозь симпатичный и ладный". Так что в жизни художника еще один юбилей -35-летие его "владимирской школы".

        В рамки знаменитой местной художественной школы, впрочем, он не вписался - всегда шел наперекор течениям, указаниям, рекомендациям. Его работы настолько выбиваются из ряда реалистических и импрессионистических картин владимирских художников, что дынниковская живопись вызывает или восторг или полное неприятие. Виктор Павлович это знает и скромно называет свои картины "моя мазня". Сочетание его красок приводит в бешенство любителей классики. Он пишет душу пейзажей, душу предметов, а его портреты, резко узнаваемые, а не просто "похожие", как у иных, рисовальщиков, отображают характер персонажей, их сиюминутные настроения. А иногда рассказывают всю историю жизни модели ("Здешняя" - она все про всех знает, ее жизнь удалась, все куплено-нажито, а на тех, кто занимается всякими глупостями, у нее и глаза бы не глядели). Примечательно, что на портретах Дынникова глазами смотрят и стекла очков (просто пятна), а персонажи художника "портретны" даже со спины. Игра крупных мазков - на ярких и нежных натюрмортах, несочетаемые цвета - на пейзажах. Форматные полотна, увиденные большинством посетителей выставки впервые, захватывают воображение: разве такое возможно?.. Остается добавить, что Виктор Дыни и ков - человек щедрой души и замечательный педагог. Его скачущая речь, со столь же неожиданным, как краски на его картинах, подбором слов, очень понятна детям. Ему глубоко безразличны материальные блага "здешних", в его душе до сих пор живет образ уже давно умершей собачки-любимицы, и он приносит в своей сумке для детей яблоки.

    Римма СЕРГЕЕВА


    наверх




    КАТАЛОГ ХУДОЖНИКА БОЛЬШОГО СТИЛЯ В. ДЫННИКОВА

        Живописец Виктор Дынников издал к своему 65-летию первый каталог своих работ. А родился будущий юбиляр в один день с неистовым Пабло Пикассо -25 октября, и считает, что это совпадение знаковое.

        В предисловии к каталогу заведующий отделом редкой книги Областной научной библиотеки А.Ковзун назвал Виктора Павловича Дынникова "выдающимся художником современности" и "художником большого стиля, в котором монументальность соединяется с изысканной лиричностью", но, увы, художником невостребованным. Вероятно, иного зрителя ставит в тупик недосказанность картин Дынникова, на первый взгляд, небрежное распределение красок по холсту. Но лишь стоит задержаться у любой из картин художника, и приходит ощущение, что цветовое решение просто затягивает, что, казалось бы, дисгармонирующие цвета создают психологический эффект лабиринта в глубинах холста. Почитатель художника А.Ковзун называет В.Дынникова "поющей душой" с "бесстрашной откровенностью индивидуальности ".

        В каталоге представлены пейзажи, портреты, натюрморты, жанровые сценки, и все они несут на себе печать прежде всего бунтарской личности Виктора Павловича Дынникова, выпускника Ленинградского государственного института живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина, члена Союза художников СССР. Он рисовал всю жизнь и рано научился быть ни от кого не зависимым: "Я всю жизнь самостоятельный. Никто мной не командовал, я сам себе командир". Каталог отпечатан в типографии ООО "Владимир Полиграф" тиражом 500 экземпляров.

    К.МАРТОВА.

    наверх




    Страницы из каталога

        Творчество выдающегося художника современности Виктора Павловича Дынникова является ярким примером полной самоотдачи в деле обновления живописной культуры и поисков новых путей в искусстве. Его жизнь во Владимире, в среде ярких художественных индивидуальностей и творческое общение с известными мастерами - живописцами, а также хорошая школа сыграли известную роль в выборе такого жизненного пути. Но главным обстоятельством, предопределившим жизненный подвиг В.П. Дынникова, явились своевременное осознание им оригинальности собственного видения мира и ярко выраженная индивидуальность его личности. При этом безошибочный природный вкус и редкое чувство цвета и композиции явились теми необходимыми естественными условиями, без которых художник не мог бы стать новатором и создателем собственной эстетической системы. Фантастическая работоспособность также помогла выработать свой стиль и свою философию изобразительности. Постоянная работа над картиной сделала его руку точной и крепкой, а живописный почерк - изысканным и каллиграфичным. Последнее качество, конечно, не имеет в виду прилизанное чистописание в духе "прописей", а подразумевает ту силу и мощь вкупе с тонкостью и даже нежностью, которые отличают старинные китайские каллиграфии, выполненные широкой кистью в стиле кайшу. Освобождение от полученных в годы учебы в Ленинграде стандартизированных навыков ремесла и штампов произошло у В.П. Дынникова довольно быстро, и свободное творчество во Владимире стало для него своеобразной экологической нишей, в которой он пребывал в годы , идеологического диктата, государственной партийности искусства и невозможности выхода на международную арену.

        Как писатели пишут "в стол", Дынников творил для будущего. Мастерская его со временем превратилась в настоящий склад живописи. До отказа заполненные стеллажи, штабеля холстов на подрамниках, груды этюдов, залежи графики, нагромождения пустых рам - и тут же цветы, живые и засохшие, коллекция коробок из-под чая (натюрмортный фонд), книги, альбомы, репродукции, рисунки детей, краски в тюбиках, банках и даже вёдрах, кисти - вот что представляет собой мастерская В.П. Дынникова. Добавьте к этому разбросанные повсюду карикатуры на знакомых, милые безделушки, распластанный и висящий на леске металлофон (забаву для редких минут отдыха с детьми), отдельно стоящую картину в раме, приготовленную в подарок другу или знакомому и постоянно задеваемую ногой при хождении (когда же, наконец, заберёт!), тогда и станет ясной картина не только мастерской, но в чём-то и жизни художника.

        За большими окнами, занавешенными от яркого солнца калькой и белыми тканями, - небо, облака, виднеются унылые и бездушные серые контуры тракторного завода, а возникают портреты, отмеченные остро схваченным сходством с оригиналом, необычные пейзажи, жанровые сцены... Любовь к контрастам предопределена самим бытом существования художника.

        Жизнь в застойные годы компенсировалась у В.П. Дынникова удивительными художественными прозрениями. Эти озарения и мечты материализовались на холсте. Эти откровения цвета и композиции, эта завораживающая геометрия цвета говорят о достоинстве подлинного творца, имеющего право на собственную индивидуальность.

        Философские обобщения, выраженные в цвете и форме пятна, глубокий психологизм и подчас драматизм композиций, тонкие и оттого еще более выразительные нюансировки деталей много говорят о художнике, о явлении творчества и о несколько надменной пренебрежительности к тому миру, в который была брошена эта поющая душа. Не столько изображение внешнего мира, сколько откровенные портреты собственной души являются главным в картинах Дынникова. Душа художника - чуткий камертон, начинающий звучать, когда красота внешнего мира открывается живописцу в той или иной своей ипостаси. Цветовые раскладки (если можно так выразиться) подобных состояний необычны.

        Картины подобного содержания имеют ценность не только эстетическую, но и ценность психологического документа. Используемые при этом живописные средства у некоторых вызывают недоумение. Обобщённые образы вещного мира - это для Дынникова лишь алфавит, с помощью которого складываются весьма нетривиальные и таинственные слова, буквально завораживающие своей необычностью и каким-то вневременным смыслом. Острое желание понять их заставляет искать ещё и ещё произведения Дынникова, всматриваться в них, сопоставлять, размышлять над ними. Кто из людей мыслящих хоть раз увидел полотна Дынникова - тот уже их не забудет и захочет увидеть и другие его работы, а затем ещё и ещё... Его живопись захватывает, так как имеешь дело с подлинным искусством, с адекватным самовыражением, с откровением и явлением изысканности, тонкости, благородства, ума и красоты. Возможно, Дынников эмпирически подходит к постижению законов цветового строя Космоса, тонкие отголоски ритмов которого ("музыка сфер") художник уловил в своей душе. Дынников творит в разных жанрах, и в них просматривается некая единая установка на изобразительность с помощью цветного пятна, которая делает его букеты похожими на портреты (автопортреты), натюрморты - на пейзажи (и наоборот) и т. д. Точная и изысканная цветовая раскладка картин - это его "визитная карточка". Обобщённость и отказ от большинства деталей (за исключением семантически важных) делают образы Дынникова недосказанными, загадочными.

        При этом широкий спектр возможных сюжетных и детальных интерпретаций увязывается с единственно возможным цветовым решением картины. Свою роль в понимании картины зрителем играет и её название - предельно широкое, зачастую указывающее лишь на жанр картины ("Натюрморт", "Портрет"), или более конкретное ("Камчатка", "Дорога" "Комнатные цветы"), но всё же достаточно абстрактное. Простота названий лишь подчеркивает то, что художник наполняет традиционные иконографические формулы новым содержанием. У Дынникова немыслимы названия типа "Запорожцы пишут письмо турецкому султану". Его повествовательность не на жанровом уровне, а на другом - более отдалённом от нашего рассудка и более близком нашей природе. Ему понятны "зелёная могила", "гибкое дыхание" и "красный смех" О.Мандельштама. Он мыслит более древними категориями, чем большинство людей. Он ближе к истокам, "примитивнее" по средствам и намного опережает средний уровень по результатам.

        Его интеллект оперирует пластическими формами, которые для большинства других художников могли бы показаться недостаточными. Дынников разрешает чисто эстетические задачи, что делает его вневременным мастером. Поэтому журналист или художественный критик, взявшись привычным движением ощупывать пуповину, связывающую его с современностью, останавливается в недоумении и чувствует, что попал впросак. Картины типа "Год синей мыши" ставят его в тупик. Поэтому о Дынникове мало пишут. Поэтому его сейчас знают меньше, чем хотелось бы. Живописный стиль Дынникова оригинален и легко узнаётся. Его отличают использование широкой кисти, цветовые обобщения, предельно точно выбранные тончайшие оттенки цвета, замкнутые контуры небрежно очерченных пятен. В первую очередь художника интересует цвет предметов. Он спокойно и с кажущейся небрежностью сталкивает цветовые массы, которые под его кистью спаиваются в единый уже неразрушимый аккорд. Они не "расползаются", не бегут друг от друга, а притягиваются друг к другу и образуют совместно изысканное и вместе с тем устойчивое созвучие. Каждая картина Дынникова представляет собой, иными словами, некий крепко и красиво завязанный узел.

        В последние годы, с переменой жизни России, не оправдались, однако, надежды на то, что этот художник получит должное признание художественной общественности и его произведения будут оценены по достоинству. В последнее время В.П.Дынников выставляется особенно редко и мало. Одна, две, от силы три случайно вытащенные из какой-нибудь груды картины на совместной выставке - вот и всё. Представительных подборок его картин зритель практически не видел. Персональная выставка 1989 года вряд ли удовлетворила самого художника. Живописец, разрабатывающий примерно те же вопросы изобразительности, что и его французский современник Катлен (Catelin), обласканный вниманием государства и коллекционеров у себя на родине, Дынников, художник большого стиля, в которомг монументальность соединяется с изысканной лиричностью, остался у нас невостребованным.

        Его заказная работа - росписи в областном доме умалишённых - вряд ли будет когда-либо известна широким кругам общественности. Ранние картины Дынникова в последние годы стали исчезать: они записываются автором новыми сюжетами (увы, из-за нехватки холста). Уходит в прошлое большая живописная культура, практически единственным зрителем которой был сам её создатель да те, кто навещал его в мастерской.

        В 1992 г. мне выпала редкая удача помочь художнику в просмотре хранящихся в его мастерской работ и уточнении их названий, размеров и т. п. Во время многодневного просмотра мне было особенно приятно убедиться, что подтвердились все сформировавшиеся ранее, на выставках, представления о лучших сторонах творчества В.П. Дынникова. Картины вызвали восхищение своим благородным интеллектуализмом, своей эстетикой, юмором и подчас сарказмом, а личность художника привлекала бесстрашной откровенностью ее индивидуальности. Вызвала удивление его работоспособность и умение точно передавать на холсте свою позицию. Все это не могло не породить чувства глубокого уважения и преклонения перед его даром, его эстетикой, а также благодарности за щедрость его таланта.

        Надеюсь, ещё не раз творческие достижения В.П. Дынникова будут радовать и восхищать всех, кому удастся увидеть его произведения, и искусство этого художника станет неотъемлемой частью искусства XXI века.

    А. А. Ковзун


    наверх




    В. Басманов о творчестве Виктора Дынникова

        Важнейшее, пожалуй, качество, присущее творчеству Виктора Дынникова, - искренность. Таким оно воспринимается благодаря бросающемуся в глаза соответствию эмоционального регистра, в котором исполнено большинство лучших его работ, характеру художника, его темпераменту. Насколько незавуалированно проявляет Дынников свою позицию в жизни, в общении, настолько и живопись его активна по отношению к зрителю, ясна по мировосприятию. Эта живопись не оставляет равнодушным, мимо нее не проходишь не останавливаясь, она может либо привлекать, либо столь же категорично отвергаться- промежуточное зрительское отношение здесь практически исключено. Дынников-человек, склонный к резким, радикальным суждениям. Было бы наивным упрощением полагать, что именно отсюда идут столь частые в его работах резкие контрасты красок, но то, что личностные качества художника сказались на ясности его творческой позиции, это кажется очевидным. Живопись Дынникова точно отражает не только его характер, но и его видение мира. Он может бесконечно долго искать нужный, самый точный штрих, но не в силах протокольно точно "перенести" на холст все, что попало в поле его зрения. Он пишет полотно, щедро насыщенное множеством цветовых нюансов, но тщетно мы искали бы их в натуре, если бы не отстранились от того, что художник счел случайным. Этими нюансами Дынников выявляет то главное, что он приметил, что считает необходимым показать зрителю, а кажущиеся ему случайными натурные подробности он безжалостно отбрасывает - дабы не заглушили то, что он считал главным.

        Кажется, Дынников чужд созерцательности (что само по себе не хорошо и не плохо), и это вполне соответствует его импульсивности. Возможно, именно по этой причине среди его холстов редко встретишь чистый пейзаж. Дынников слишком современен, чтобы, скажем, заставить себя "не заметить" идущих по улице старого города современно одетых людей. Ему слишком интересен человек, его современник, ему понятны и близки ритмы современной жизни. Эти ритмы, эта напряженность ощущается и в его натюрмортах, где нет формальных изображений человека, но где его присутствие, как правило, ощущается. Что уж говорить о персонажах его портретных работ - это люди "из сегодня", те люди, с которыми художник впрессовывается поутру в троллейбусе и с которыми толчется в магазинной очереди, которые идут в колонне демонстрантов и сидят в зале кинотеатра... Они не похожи друг на друга, хотя художник и не выписывает тщательно их лица (он и в лицах, и в фигурах стремится увидеть опять же только то, что считает главным). Но, вместе с тем, они и похожи друг на друга. Дынников умеет, пристально вглядываясь в такие разные характеры, различить и нечто их объединяющее - то, что делает их современниками, согражданами, земляками.

        Дынников - живописец. Отдавая себе отчет в известной условности разделения художников на живописцев и графиков, все-таки не могу не подчеркнуть этого, ибо слишком многое в его произведениях решает цвет. Хотя и необходимо отметить некоторую "графичность" его видения, придающую различимый графический "акцент" живописи Дыпникова. Тем не менее, отношение к цвету - разработка всей хроматической ткани картины, созвучия массы оттенков основных цветовых топов и тонкие промежуточные "перекликающиеся" нюансы, колористическая цельность и, наконец, приходящее порой при разглядывании его полотен ощущение некоей символичности отдельных красок, - все это не оставляет сомнений в "цеховой" принадлежности Дынникова.

        Что более субъективно, чем искусство? Авторская позиция может открыть зрителю глаза, а может остаться непонятой, может удивить, - странно, другой человек, а думает как я! - а может вызвать протест. Однако есть такой критерий, по которому можно судить о значимости творчества художника - его отношение к жизни.


    наверх




    Притча о Художнике

        Виктор Павлович Дынников ушел из жизни в 2005 году. В последние годы он плохо слышал и ему трудно было говорить, но он продолжал приходить в свою мастерскую и писать удивительные живописные опусы какого-то "космического" свойства.

        Он оставил на этой земле все - любимых людей, свою неисчерпанную любовь к жизни, дневники и статьи, и свыше 1000 работ, в которых его откровения, его художественные прозрения, его метущаяся и поющая душа.

        Он был ни на кого не похож и в жизни и в искусстве. Материальное его интересовало мало. Зимой он ходил в валенках и калошах и в любое время года носил в сумке яблоки, которыми одаривал учеников и знакомых. Независимый бунтарь с седыми кудрями до плеч, он получил прозвище "Принц Датский". Писавший понятные лишь немногим картины, Дынников называл себя художником школы дона Диего да Сильва Веласкеса.

        Произведения Дынникова с нагромождением ярких пятен вызывали бешенство у людей, привыкших к традиционной советской живописи. И тогда, не вдаваясь в бессмысленные дебаты, художник добродушно объяснял - "это мазня". Он, безусловно, знал цену своим работам - выпускник ленинградской Академии Художеств, свободно владевший приемами классической живописи, он упорно шел своим путем.

        После окончания учебы Дынников приехал во Владимир. "Божий уголок, насквозь симпатичный и ладный". Однако в бравурную систему того, что называется "владимирской школой" Дынников не вписался, и упрямо противостоял мощному влиянию "трех китов". Он шел наперекор течениям, указаниям, рекомендациям, и как результат - так хорошо знакомый многим в советские годы чиновничий приговор - "Пока я жив, это не пройдет!". И не проходило. Долгие годы Дынников работал "в стол" и сам себе был "высший суд". "Утверждение души и духа, не взирая ни на какую бытовую погоду, и постоянная духовная грызня - самооценка, саморедактирование, саморост и самоотчет, как и предписано степенью ответственности за чудо человеческое - талант, дар Божий". Он был "нездешним". Так и писал о себе: "Я нездешний, я уникальный географически, поскольку родился между Азией и Европой". Эти слова в полной мере можно отнести и к творчеству Дынникова, корни которого в европейском пластическом, живописном наследии ХХ века, отечественной классической школе, русской ментальности и владимирской земле, которую он любил, видел и трактовал по-своему.

        Дынников затронул громаду пластических проблем. Он писал только по памяти, чтобы собрать воедино случайности. Всегда начинал с яркого цветового пятна, а дальше что получится - ведь живая вещь всегда уводит, подчиняя своему естественному движению художника, ее нужно только "услышать" и тогда произойдет главное - "чудо сотворения пластического мира. Именно с художником-творцом связано чудо создания, а не копирование уже сотворенного до него."

        Его работы абсолютно узнаваемы. Цвета его палитры "фирменные" - дынниковские. Космический дынниковский синий, сиреневый, красный, черный - буйство красок и смыслов, где реальные предметы приобретают какое-то вневременное звучание.

        Он стремился сказать многое в малом, дойти в обобщении почти до знака, но донести чашу наполненной, не расплескав живых чувств. "Любой рисунок для меня - это отображение духовной деятельности. Любая живописная работа - это мысль, выраженная в цвете и мысль эта должна быть обязательно живой, царапающей равнодушное успокоенное сознание, как с позиции пластической идеи, так и с позиции материала". Всем своим творчеством он отвечал на всегда мучавший и упрямый вопрос: "А что я сам могу?". Но жизнь внутренняя, напряженная, духовная и внешняя как-то плохо сопрягались.

        Его юбилейную персональную выставку в выставочном зале ВОСХа перегородили у входа щитами - "Дабы пресечь распространение крамолы". Вердикт был таков: "На выставке этого автора нет положительного героя. Бытовизм прет". В час открытия не пришел никто из членов правления и никто из членов Союза художников, кроме трех друзей.
        "Тяжелый груз бдительности приговорил бдящих" ...

        Время все расставило по своим местам. Нам осталось огромное творческое наследие доселе неизвестное даже его близким и друзьям. Он не перестает удивлять тех, кто его знал, и завораживать тех, кто сегодня открывает его для себя.
        Он ушел, став равным среди равных - больших художников XX века.

        В.Дынников родился 25 октября. В один день с неистовым Пабло Пикассо. Он говорил об этом совпадении с улыбкой: "То, что я обнаружил такую сопоставимость с великим диким, вроде него, всемирным, только настраивает на боевой лад. А чем я хуже, если я живу и родился на такой великой земле, как Русь".

    Искусствовед Л. Яхонтова,
    галереи "ARS LONGA", "Art-Ra", "EXPO-88".


    наверх




               

        


                             © Arslonga.ru   2002    Все  права  защищены  законом  России  об  авторском  праве  и  смежных  правах.